АКТУАЛЬНО. Чи вважається вбивство на війні гріхом?

Редакція Священик онлайн отримала запитання, яке є надзвичайно актуальним в нашому сьогоденні. На привеликий жаль країна наша перебуває в стані війни і досить часто молоді воїни ставлять це питання місцевому священику перед тим як відправляються в зону бойових дій виконуючи свій військовий обов’язок перед державою. 

Ігор

Добрий день Отче чи вважається вбивство на війні гріхом?

Протоієрей Олександр Монич

Христос посеред нас! Гарно дякуємо за запитання. На нашу думку найкращим та найповнішим текстом відповіді на це питання буде відповідь покійного Митрополита Київського і всієї України, Блаженнішого Володимира (Сабадана).

Цитується в оригіналі за виданням: Владимир (Сабодан), Митрополит Киевский и всея Украины. Мысли разных лет (Из архива Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира, Предстоятеля Украинской Православной Церкви) / Сост. и научный ред.: Александр (Драбинко), Митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский. Фонд пам’яті Блаженнішого Митрополита Володимира. – Изд.: «Laurus». – Киев, 2015. – С. 271-276.

ХРИСТИАНСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВОЙНЕ

Война – аномалия

Вся ветхозаветная история показывает, что война не была изначальным и естественным явлением в жизни людей, а возникла как бедствие и зло, вызванные свободным уклонением человека от идеала, т. е. грехопадением.

«Чтоб уничтожились войны, для этого необходимо было подавить в человеке его дурное эгоистическое чувство и вместо него возбудить противоположное. Эту задачу и взяло на себя христианство, проповедующее, чтоб человек любил своего ближнего, как самого себя», потому что все мы чада одного Бога, все одинаково пали в лице своих прародителей и одинаково искуплены Спасителем.

Поскольку «война – одно из самых сильных свидетельств о глубокой испорченности человеческой природы, одно из величайших бедствий и казней на земле», поскольку «война – аномалия», то многие высказывались против какого-либо участия в войнах.

«Христиане первых веков избегали служить в войсках, считая убийство врага даже в открытой войне преступным (Василий Великий, Тертуллиан, Ориген, Лактанций). В IV в. христианство, ставшее государственной религией, изменило свое отношение к войне (оправдание войны блаженным Августином), признав возможность участия в ней при условии, что она имеет оборонительный характер. Такие войны считались справедливыми. В Средние века решение вопроса о справедливости войны предоставлялось совести ее участников. Запрещение активно участвовать в войне распространялось лишь на духовенство, но, при непрерывных войнах Средних веков, и это плохо соблюдалось.

Христианское учение дозволяет поднимать оружие против врага,

отличая убийство от убиения на поле битвы и полагая это отличие в неодинаковых состояниях воли воюющего и убивающего. При этом всегда разумеется, что убийца, совершая свое злодеяние, руководствуется исключительно порочными инстинктами и страстями. Воин же, если и убивает врага на войне, то, во-первых, исполняет этим только воинский долг, который повелевает оберегать всеми мерами, не щадя своей жизни, мир и спокойствие защищаемой им страны от нападающего врага; во-вторых, соблюдает заповедь любви к ближнему, полагая душу свою за живущих в этой стране.

Воинам, спрашивавшим Иоанна Крестителя: «Нам что делать?», он не воспретил оставаться в их звании и исполнять свои обязанности, а сказал только: «Никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем» (Лк. 3,14). Сам Господь «не повелел капернаумскому сотнику оставить свою службу, равно как и не говорил ничего подобного и апостол Петр сотнику Корнилию». Таким образом, Слово Божие дает возможность сделать некоторые выводы относительно войны: «Нет власти не от Бога… Начальник… не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13, 1,4). Поставленные Богом представители власти носят меч с целью вразумлять злодеев, попирающих добро и справедливость. Такими злодеями могут быть как отдельные лица, так и целые общества, народы. Для восстановления попранной правды приходится волей-неволей воевать с ее нарушителями и таким образом, с одной стороны, наказывать их, а с другой – обеспечивать торжество правому делу.

«Война с христианской точки зрения есть средство к прекращению несправедливости и восстановлению требований справедливости. Она допустима для христианина только тогда, когда направлена на достижение этих целей, и только тогда, когда она именно является средством этого достижения. Таких взглядов на войну Церковь держалась искони».

В тяжкие времена Православная Церковь благословляла оружие поборников Божественной правды. Так, Новгородский святитель Спиридон благословил князя Александра Невского на битву с немцами (1242 г.). Преподобный Сергий Радонежский благословил Димитрия Донского на подвиг освобождения Руси от татарского ига. Православная Церковь в лице великого святителя и страдальца Ермогена благословила лучших своих сыновей на борьбу за спасение Руси в смутные 1611-1612 годы, когда ее терзали внешние и внутренние враги. Благословляя оружие для победы над врагами, Церковь в то же время молится о мире…

Войны могут исчезнуть на земле лишь тогда, когда будут уничтожены действительные причины вражды, коренящиеся в человеческом сердце. На перевоспитание людей и направлена вся духовная работа христианской религии.

Пока существует зло как источник вражды и разделения, народ на земле не перекует мечи на орала, чтобы не стать жертвой тех, кто руководим злой волей и склонен посягать на благополучие ближних. Поэтому в отдельных случаях, когда самое зло необходимо заставлять служить добру, оборонительная война должна быть признана законной. Православная Церковь не может не благословить самозащиту и даже защиту подвергшейся нападению стороны. В таком случае вынужденная война становится справедливой, делается единственным средством для восстановления поруганных прав, и участие в ней открывает христианину широкие возможности к приложению заповеди: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15,13).

Война агрессивная, вызываемая низменными побуждениями властолюбия,

мести и наживы, осуждается христианством. Мы не находим прямых суждений о войне в Евангелии, потому что оно обращено не к обществу или государству, а к человеку, к его душе, совести, чувству и разуму. Тем не менее, «Евангелие учит любви, и каждому ясно, что оно против войны. Осуществление евангельских заветов может вести и ведет только к отрицанию войны и всякого насилия между людьми, ибо Христос заповедал любовь даже по отношению к врагам. «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5, 43-44)».

Без сомнения, старания вовлечь человечество в войну служат тому, кто «сначала согрешил»: «Дети Божии и дети диавола узнаются так: всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1 Ин. 3, 10). Ясно, что разжигание войны может быть делом лишь детей диавола, который «был человекоубийца от начала» (Ин. 8, 44); это дело Каина, «который был от лукавого и убил брата своего» (1 Ин. 3, 12).

Поділитись:

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *